Билингвы на домашнем обучении

Билингвы на домашнем обучении


Мне всегда очень интересно, как проходит образовательный процесс у детей на домашнем обучении. И вдвойне интересно, если в семье два или три языка. Как распределяется нагрузка между языками? Как семье удается поддерживать все языки? Какой язык выбирают для погружения в новую тему, как потом выстраивают параллели на остальных языках? Как контролируют процесс?
Сегодня я хочу показать истории двух семей, у которых очень здорово и по-разному получилось все организовать. Это интернациональные семьи, родители разговаривают с детьми на разных языках.

Вас ждет настоящий лонгрид, увлекательный и очень полезный. Заваривайте чай и возвращайтесь!

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ

Рассказанная Лилией Ефимовой, которая воспитывает троих детей – 10, 7 и 5 лет.

Мы выбрали не домашнее обучение как отказ от школы, а анскулинг, что по сути есть отказ от программы обучения, обычно определяемой государством. В период, когда старшему сыну надо было идти в школу, муж и я, занимались прикладными исследованиями в области коммуникаций, управления и информационных технологий, много работая с инновационными компаниями. Когда видишь, что профессиональные тренды ведут в сторону автономии, самоорганизации, способности быстро перестраиваться и осваивать новое, то школьная система, особенно в классно-урочном варианте, ощущается пережитком индустриальной революции.

Ощущение особенно усиливается в Нидерландах, где дети идут в школу с четырех лет, а с пяти посещение отслеживается на уровне государства, и в целом образование отдано на откуп школе. Домашнего обучения как формы образования в Нидерландах нет, но есть конституция, в соответствии с которой родители имеют право обучать детей в соответствии со своими убеждениями, на основании чего оформляется освобождение от “обязательной школьной повинности”. На данный момент никаких образовательных требований и проверок со стороны государства нет, но ситуации скорее всего изменится в ближайшие пару лет.

Дополнительным фактором в выборе домашнего образования были особенности нашей семьи (желание сохранить равноправие языков и культур обоих родителей, поездки в Россию) и особенности старшего сына, который явно не вписывался в школьную систему.

“Тёплый сезон” – для путешествий, “холодный сезон” – для учебников

У нас есть годовой ритм. В теплый сезон (условно, с мая по сентябрь), мы проводим много времени на природе и путешествуем. Образовательные моменты выстраиваются вокруг этого. В поездках в Россию я целенаправленно ищу возможности для создания языковой среды для детей, где они могли бы играть и общаться со сверстниками. В идеале, не на одноразовых мероприятиях и в структурированных лагерях, а со знакомыми детьми, с возможностями для свободной игры и в идеале хоть на несколько дней. Плюс хоть несколько дней в путешествии всей семьей, где мы погружаемся в историю и культуру какого-то региона (с подготовкой в виде книг и фильмов). Ну и помимо этого обычная культурная программа, с театрами, музеями и выставками, и соответствующим общением там.

И остальное время, “холодный сезон”, занятия  более структурированы в ритмах недели и дня. Помимо спорта, кружков и регулярных хоумскулерских мероприятий, именно в это время больше структурированных занятий как дома, так и с интернет ресурсами, в онлайн группах, в проектах.

Поскольку мы не учимся по программе, никакой обязательности нет. По факту материалов учебного плана на русском получается достаточно много: мне проще и дешевле найти хорошие ресурсы на русском, чем на голландском. По математике, например, русского много – и рабочие тетради Жени Кац, и практика-олимпиады на uchi.ru, и занятия в онлайн группе Ольги Оводовой у старшего. Хотя в повседневной жизни (магазины и прочее), математика как раз по-голландски. Плюс мы периодически посматриваем в голландский справочник по начальной школе, чтобы у детей было представление о методах и формах записи, принятых в голландской школе.

В других областях многое зависит от контекста, где и с кем возникает интерес, какие ресурсы используются и кто окружающие взрослые. Например, по биологии-окружающему миру получается больше русского, потому что сад, огород и пермакультура – это моя сфера интересов. Научная ориентация часто начинается по-русски (с книг, энциклопедий и Чевостика), но углубление и практика идут по-голландски с мужем. При этом часто возникают моменты перевода с языка на язык: я ищу русские названия растений, которые выращивают соседи по огороду, а мужу приходится помогать сыну разбираться с русскоязычными инструкциями от электронного конструктора.

 

Логистика и обучение онлайн

Лучше всего идут те варианты, в которых дети сами могут осваивать интересный им материал в удобном для них, и для семьи в целом, темпе. С готовыми материалами, которые предполагают активное участие родителя, проблема есть у меня лично. Обычно мне скучно по ним работать. В такой ситуации дети энтузиазмом тоже не заражаются и часто мы не доходим до конца курса. В такой ситуации я бы с удовольствием отдала некоторые области увлеченным своим делом профессионалам. На практике это упирается в необходимость найти людей, которые разделяют наш подход к обучению и доступны нам по финансам и логистике.

Сейчас, когда младшие подросли, появляется больше вариантов работы онлайн и дистанционно, и я ищу и пробую разные варианты. Но в любом случае сейчас для нас логистика имеет большое значение: занятия в расписании одного ребенка означают, ограничение остальных (самостоятельно ездит и остается один дома пока только старший). Поэтому приоритет всегда у того, чем дети могут заниматься самостоятельно с минимальными привязками ко времени и месту, или тем занятиям, в которые можно включить двоих или даже троих и дать возможность каждому работать на своем уровне.

Меня иногда пугает, что возникает языковая специализация, или перевес какого-то языка в предметной области. С другой стороны, предметный язык по-любому будет связан со средой использования (вот у меня, например, громадный профессиональный кусок английский) и что именно понадобится детям в будущем, сказать сложно. Сейчас у них есть практика освоения новой терминологии на языке контекста и выстраивания параллелей между языками, если контекст меняется. Мне важно, чтобы у них была базовая ориентация в русской предметной терминологии и опыт обучения новому по-русски.

Мы не сдаем аттестации. Иногда у меня возникает желание их организовать, потому что наличие “внешнего врага” помогает ставить более амбициозные цели и преодолевать трудности. Аттестации помогают собрать и систематизировать знания в предметной области, а также дают дополнительный стимул для создания артефактов – отчетов и презентаций о проделанном, например. В условиях семьи и нашего хомускулерского окружения таких стимулов мало и их приходится создавать искусственным образом. При этом мой старший очень хорошо умеет задавать вопрос “а зачем?” (создавать презентацию если нет аудитории, перед которой надо выступить, например) и игнорировать то, где нет удовлетворяющих его ответов. Почитать подробнее об организации нашего домашнего обучения можно на английском здесь: http://blog.mathemagenic.com/facilitating-unschooling/

Что бы я изменила, будь у меня сегодняшний опыт в самом начале пути…

Старший – не нейротипичный ребенок, и у него с самого начала были проблемы с развитием речи и трудности с освоением чтения и письма. В результате и на голландском чтение и письмо идут с запозданием от сверстников, а письменный русский я вообще в какой-то момент отпустила, чтобы хотя бы на одном языке получалось хорошо. В результате при наличии хорошего словарного запаса и способности нормально взаимодействовать в русскоязычной среде, многие образовательные ресурсы, где в основе лежит чтение, ему не очень доступны. Если бы я знала то, что знаю сейчас, то подключила бы специалистов (в первую очередь нейропсихолога) лет в 5-6. И выстраивала бы повседневную письменную среду для обоих языков более активно, чтобы надписи и записи были более явной частью любой деятельности.

С младшими (7 и 5 лет) ситуация другая. С ними я бы обращала больше внимания на создание русскоязычной среды. Если в младенчестве русского языка у них было много, то по мере роста становилось все больше и больше голландскоязычной среды. Поскольку мы активно выстраивали общение с голландскими хоумскулерами, то в какой-то момент и в играх между собой они перешли на голландский. Наличие русскоязычных друзей не сильно помогает, потому как в большой группе по умолчанию включается язык большинства. При этом после возвращения из России они по инерции какое-то время продолжают играть по-русски.

Еще я бы больше читала вслух, включала аудиосказки и смотрела с ними фильмы по-русски. Средняя дочка научилась читать на обоих языках довольно рано, в 4 с хвостиком. Но ей явно легче и интереснее читать по-голландски, чем по-русски, да и местная библиотека все-таки больше, чем запас русских книг дома. Чтение вслух и и любое совместное чтение или просмотр фильмов запускают у нее виток интереса к письменному русскому.

Младшая пока только интересуется буквами, но словарный запас и русская речь у нее явно западают по сравнению с голландским. Честно говоря, период, когда девочки были маленькими очень непросто мне дался, так что когда дети стали много самостоятельно играть, я несколько расслабилась и русскоязычных занятий (чтения вслух, рисования – поделок, совместных со мной игр) стало намного меньше. Если бы я знала, как все это обернется, то приложила бы больше усилий к созданию возможностей для взаимодействия по-русски. Возможно надо было найти няню или скооперироваться с другими мамами. Возможно стоило бы менее критично смотреть на русскую школу, которая у нас проработала пару лет и занимала бы все воскресенья.

 

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ

Рассказанная Элиной, которая воспитывает двоих детей (12 и 10 лет).

Сейчас о домашнем обучении довольно много пишут по-русски, поэтому найти общую информацию не трудно. Я постараюсь очень конкретно рассказать, как домашнее обучение происходит у нас и особенно подробно рассказать о нашем русском языке, поскольку читателей Дарьи, наверное, эта тема интересует больше всего.

Очень коротко о причинах решения не ходить в школу: я не хочу, чтобы моих детей воспитывали другие, неведомые мне люди, мне важно делать это самой. Учеба, подготовка к взрослой жизни, передача каких-то важных для меня культурных ценностей – это все частности общего процесса воспитания. Конечно, определенную роль сыграл и тот факт, что дома можно учиться на двух языках и таким образом создать более благоприятные условия для дальнейшего развития русского.

Как организован процесс?

В нашем штате домашнее обучение практически не регулируется, мы можем вообще никак не отчитываться перед официальными органами, поэтому составление программы полностью зависит от выбора родителей (и детей). Мы не анскулеры, у нас есть обязательные предметы, и эти предметы мы изучаем в определенной последовательности. По школьной программе, причем российской, мы изучаем только математику.

Историю и «науки» мы изучаем с начальной школы, опираясь на систему четырехгодичных циклов (изложенную в книге гуру американского хоумскулинга Сьюзан Уайз Бауэр «Well Trained Mind»): история идет в хронологической последовательности от первобытных людей до современности, а в научном цикле отводится по году на биологию, геологию с астрономией, физику и химию. Предполагается, что закончив один цикл, вы переходите к изучению уже знакомого материала на более продвинутом уровне в соответствии с развитием ребенка. Для изучения этих предметов мы в основном используем детские научно-популярные книги, энциклопедии и видеоматериалы – все это на двух языках, также по «наукам» иногда пользуемся американскими хоумскульными программами. Обычно читаем, смотрим и обсуждаем тему все вместе, старшая дочка читает еще что-то дополнительно, иногда конспектирует или письменно отвечает на вопросы. Вот это разворот из старой тетрадки (3 года назад) с конспектами на двух языках.
(Про почерк я все знаю J)

Математикой мы занимаемся каждый день по обычным российским учебникам, история и науки обычно чередуются по неделям – одна неделя истории, потом одна неделя науки и т.д., но это не каждый день, а раза 2 в неделю.

Языки – не предмет, а инструмент

Теперь подробнее про языки. Так получилось, что у моих детей очень разный (как небо и земля примерно) уровень русского языка и соответственно разные потребности. Чего мы не делаем? Мы не учимся писать прописью (дочка научилась сама, когда один год нам нужно было сдавать аттестации в консульской школе) и не занимаемся специально орфографией, не используем ни школьные учебники по русскому языку, ни какие-либо учебники РКИ. Русский, как и английский, у нас не столько «предмет», сколько инструмент. Со старшей мы занимаемся сейчас развитием письменной речи и расширением словарного запаса , а также немножко теорией – просто потому, что ей это легко дается, а мне всегда приятно с ней поговорить про русские склонения и спряжения J Все это (включая теорию) легко запараллелить с теми же умениями и знаниями на английском – принципы построения связных и убедительных текстов одни и те же. Поэтому упражнения из американского учебника на составление текстов разных видов можно делать и по-английски, и по-русски. Непосредственно по русскому у нас сейчас второй заход по книжкам Татьяны Рик, еще используем сайт «Верные слова»,  и вот такие пособия.

Читает она самостоятельно и много с 4-х лет, моя роль сводится к закачиванию книжек в киндл.
С сыном совсем другая история, он читает только «по заданию», хотя умеет читать бегло и выразительно на обоих языках, и его русский норовит соскользнуть в пассив, потому что «своим» языком он явно считает английский. Поэтому с ним моя цель на данный момент состоит в том, чтобы он хотя бы какое-то время в течение дня сосредоточенно думал, говорил, читал и писал по-русски. Что я для этого использую? ВСЕ! В данный момент, кроме того, что я уже описала, мы с ним по-русски делаем следующее: проходим детский онлайн-курс на развитие внимания, памяти и логики (хит сезона), начали курс Дарьи по риторике, развиваем опять же логику на сайте Logiclike (отличный сайт с логическими задачами, требуется внимательное чтение и понимание условия – это как раз то, что нам нужно), читаем художественную книжку (он читает вслух или иногда про себя и рассказывает мне, что прочитал), сочиняем сказку в Школе сказки издательства «Настя и Никита», на сайте «Верные слова» тоже занимаемся, стараемся что-нибудь писать. Игровой элемент с этим клиентом обязателен. Весь прошлый год, например, расшифровывали «Зубаку» (коротенькие рассказики из анаграмм).

Как это все выглядит на практике? Конечно, мы не делаем все вышеперечисленное каждый день. Но обязательно делаем что-то из этого. Можно сказать, что применяем флайледивский принцип, если кто еще помнит такое: «Не сделать, а поделать». Поскольку у нас нет никаких дедлайнов и никакого списка обязательных тем, которые надо «пройти и сдать», то такая система вполне работает. Каждый день у нас есть какое-то время на Language Arts и в это время мы что-то делаем, чтобы научиться лучше понимать и составлять тексты – по-русски и (или) по-английски. Есть математика. Кроме математики и языков стараемся еще каждый день заниматься музыкой. Когда у нас больше времени, мы можем начать день с какой-нибудь познавательной игры – всяких словесных игр у нас тоже много. Иногда добавляется совместное чтение вслух по-русски, просмотр чего-нибудь познавательного или художественного.
На занятия в день уходит 3-4 часа. В выходные не занимаемся.

Сейчас дети посещают разные активности вне дома, где общаются с другими детьми, четыре раза в неделю.  Русских кружков у нас сейчас, к сожалению, никаких нет, раньше было и русское рисование, и русский театр, и русские шахматы и даже какие-то эпизодические занятия «по культуре» в русской школе.  Все это отпало по разным причинам. Но зато мы недавно попробовали онлайн-курсы с российскими преподавателями, и этот ресурс  мне кажется очень перспективным для подросткового возраста, когда становятся нужны уже другие авторитетные взрослые, у которых можно учиться, кроме мамы.

Традиционный вопрос: что же будет дальше?

А как же аттестат и высшее образование? В Америке хоумскулинг очень распространен, и при желании хоумскулеры без проблем поступают в университеты. На уровне хай-скул (9-12 классы) уже нужны какие-то более-менее официальные подтверждения полученных знаний и пройденных предметов, поэтому, скорее всего, дети будут посещать необходимые классы в двухгодичном колледже или еще где-нибудь – во всяком случае на этом уровне я сама их учить уже не возьмусь. Но в школу идти не планируем.

Самое главное, наверное, что нужно понимать про домашнее образование, – у вас есть варианты, есть выбор, и это не выбор типа «пан или пропал» и не выбор раз и навсегда, а возможность попробовать разные пути, поменять то, что не работает, отказаться от того, что не подходит. И на все это у вас есть время, и если вы делаете это действительно с мыслью о ребенке, то вы в любом случае ребенку не навредите, ничего не упустите, не потеряете – с ребенком все будет хорошо.

Задавайте авторам вопросы, они постараются ответить!

 

No Comments

Sorry, the comment form is closed at this time.