Гостевой пост: воспитание искусством

Гостевой пост: воспитание искусством


Изучать искусство, играть в искусство. Для того, чтобы понимать его язык и, заодно, для того, чтобы улучшить язык русский. Сегодня у нас гостевой пост от Елены Брукс о том, как она работала с детьми по методике “Воспитание искусством” и как занятия помогли параллельно развивать речь её билингвов. Передаю слово автору! В комментариях задавайте вопросы, автор обязательно ответит.

Мои дети родились в Москве, в Ирландию мы переехали, когда старшей было почти 5. До переезда она занималась в группе по методике Татьяны Смирновой «Воспитание искусством». Курс и дочери и мне так нравился, что хотелось продолжить занятия и после переезда, поэтому я прошла курс подготовки для преподавателей, чтобы попробовать организовать группу в Дублине.

Сначала расскажу про то, что нам дали занятия по методике в России, потом про мою попытку проведения занятий с билингвами в Ирландии.

Воспитание искусством и его побочные эффекты Сразу оговорюсь, что когда я привела свою тогда еще трехлетку на занятия «Воспитание искусством», то основным желанием было научить ребенка любить классическую музыку. Из класса дочь выскочила с горящими глазами и требованием: «Еще хочу!». Это было для меня удивительно и радостно, я добросовестно выполняла домашние задания с дочкой, а потом пошла на семинары для родителей, на котором я поняла, что это за чудо такое (и заодно научилась читать с детьми сложные книги)!

В общем, любовь к классической музыке – это побочный эффект увлекательной игры, придумывания сказок, танцев, споров, обсуждений, декламирования стихов и радости от общения с друзьями. «Карнавал животных» Сен-Санса, «Картинки с выставки» Мусоргского, «Шахарезада» Римского-Корсакова, «Семь русских напевов» Лядова, «Времена года» Вивальди, «Пер Гюнт» Грига и, конечно, «Щелкунчик» Чайковского. Все это в первый год обучения с четырехлетками. Потом, постарше «Золушка», «Руслан и Людмила», «Евгений Онегин», «Ромео и Джульетта», «Князь Игорь»…. Это с дошкольниками и младшими школьниками. А еще поэзия Пушкина, Фета, Бунина, Лермонтова…. И много песен. И ВСЕГДА – игры. И через игру всякие психологические тренинги и развитие эмоционального интеллекта, плюс такое развитие речи, которого не добьешься ни на каких специальных занятиях (кстати, букву «Р» моя дочь научилась выговаривать, играя в льва под музыку Сен-Санса)!
Эффект для развития речи:
Да, помимо всего прочего оказалось, что эти занятия – восхитительный и очень мощный инструмент развития речи. На занятиях всегда очень много обсуждений ситуаций и поступков, возникающих в обыгрываемой или рассказываемой сказке, описаний героев, их чувств, мыслей, поступков… И много: «А как бы ты сказал?» Для примера, к слову «простой» мы подобрали такие синонимы: незатейливый, незамысловатый, бесхитростный, немудреный, примитивный, элементарный, простодушный, искренний, наивный, чистосердечный, задушевный, естественный, натуральный, непринужденный, доверчивый,  благодушный, аскетичный, невинный. А сколько вы можете подобрать синонимов к слову «смешной»? А к «равнодушный»? Даже монолингвам будет трудно!

 

Эффект для развития эмоционального интеллекта:
Также многие трудности трехлетнего возраста было легче пережить, включая игры из наших занятий. Опаздываем – «Давай побежим, как антилопы» (это Сен-Санс). Кто-то плохо себя ведет – «Рррррррр!» – Лев сердится (тоже Сен-Санс). В самом начале занятий рассказываем детям сказку про Бабу Ягу (Мусоргский). Ну и они в нее, конечно, играют. Баба Яга в нашей сказке – это такой собирательный образ Плохиша – зубы не чистит, едой бросается, игрушки ломает, у других отбирает и т.п. В сказке с Бабой Ягой никто играть не хочет, поэтому дети пишут (диктуют родителям) письмо Бабе Яге с советами, что ей нужно сделать, чтобы с ней могли дружить. После этой сказки как-то дочь приходит домой, бросает на пол куртку и сапожки и идет в комнату.  – «Дочь, ты чего?» – «Мам, я сейчас поиграю чуть-чуть в Бабу-Ягу и уберу все на место». Вы представляете, как у ребенка 3-4 лет вырабатывается осознанность собственных поступков и действий? Ну и аргументировать свои просьбы она научилась довольно хорошо. Сложно отказать ребенку, который просит Кена для Барби со словами: “Не могут же Барбины дети быть без папы”.

Опыт занятий с билингвами: 

Дочка называла занятия «питание искусством» – по-моему, очень точно! Подпитку мы получали обе! Поэтому как только мы устроились в Дублине, я дала объявление о занятиях на русскоязычном форуме. Один из полученных мной ответов: «Зачем я буду эмоциональность ребенка развивать, лучше чему-то полезному научу». Не тот ответ, который я ожидала, но все-таки несколько заинтересованных людей мне написали.

И тут начались трудности, к которым я не была готова. Отсутствие педагогического опыта ухудшило ситуацию.
Первая сложность: из-за того, что русскоязычная диаспора маленькая, и желающих прийти на занятие было мало, то группа у меня собралась разновозрастная и разноуровневая. Дети в моей группе (вначале было 8 человек, включая мою дочь) были от 4х до 7ми лет. В этом возрасте – целая пропасть по пониманию и восприятию! А уровень русского от РКИ, «понимаю на бытовом уровне, но не говорю» до «родной основной». Были дети из русскоязычных семей, были из смешанных. Занятия вести было трудно. Один ребенок включается в обсуждение, другой – отключается, потому что не понимает значения слов, и удержать его внимание почти невозможно, приходится останавливаться, разбирать с ним непонятое, тогда отключаются другие, потому что ты выбиваешься из ритма, образа.
Вторая сложность – участие родителей. Кто-то привел детей на занятия, заинтересовавшись методикой, кто-то по-дружески, кто-то – чтобы занять детей чем-то до начала занятий в русской школе. Одни мамы были замучены работой и не могли с детьми дома заниматься, другие – не очень хотели. В результате домашние задания не делал почти никто. А как я могу развить речь, занимаясь с ними 1 час в неделю? Успех очень зависит от подкрепления дома. Даже сама Татьяна Ивановна (автор методики), думаю, не смогла бы. Но, возможно, она бы смогла мотивировать родителей? У меня не получилось. Я честно рассылала имейлы с описанием того, что мы делали на уроках, и того, что и как им нужно делать дома, раздавала диски с музыкой и беседовала с каждым родителем после занятий. Не знаю, что я еще могла сделать, но это расстраивало.
Третья сложность – участие в уроке моей дочери. Так как программу она проходила по второму разу, то все время норовила меня поправить, что их учительница в Москве говорила по-другому, и вообще занимала позицию «это моя мама, и я все знаю и делаю только то, что я хочу». Не знаю, есть ли учителя, которые могут преподавать своим детям, но мне было ОЧЕНЬ трудно! Только выбора не было. Единственная надежда была, что когда мы начнем программу 2-го года, то я смогу ее переключить.
Но в целом, насколько я могу судить, всем детям нравилось, на занятия они приходили с удовольствием, в играх участвовали с большим энтузиазмом. Родители их с занятий не могли забирать. Потом, правда, дети с совсем слабым русским и самая младшая девочка все-таки бросили, когда программа усложнилась. Двое обещали вернуться после летних каникул. У меня осталось четыре ученицы. Мы закончили программу первого года, сделали перерыв на лето. А с началом следующего года я попала надолго в больницу и занятия уже не возобновляла.
Фото с сайта “Воспитание искусством”Что сейчас?Дома сейчас начала занятия с младшим сыном и еще одним мальчиком и обратила внимание на еще один навык, который развивает методика, – слуховое внимание. Важно для развития речи, правда? Поскольку музыку мы не просто слушаем, а под нее формируем образы через игру и сказку, то этот навык развивается без особых усилий. Я наблюдаю, как мальчишки, которые не могут сидеть и минуту спокойно, слушают необыкновенно внимательно, почти не двигаясь, “Кукушку” Сен-Санса, не пропустив ни одного ку-ку (их надо было все посчитать), и так же внимательно и медленно участвуют в гонке “черепах”, что ну очень сложно даже в 6-7 лет. Задание было доползти, как черепаха до конца комнаты, но не раньше, чем закончится музыка, при этом постараться быть последним.Дочь иногда с удовольствием подключается и помнит все сказки. Надеюсь, когда мы с ним закончим программу первого года, то я смогу заниматься с двумя одновременно. Один на один динамика занятий совсем другая. По-моему, сложнее и энергозатратнее. Потому что ты не только играешь, оставаясь мамой, но еще и держишь в голове кучу учебных задач, которые нужно решить, да и у ребенка не всегда есть настроение с тобой что-то обсуждать по теме. Опять же мама – не учитель. Но я не сдаюсь, потому что верю в методику и в ее важность для моих детей.

P.S. Комментарий от нас с Алисой. Наше любимое видео по “Карнавалу животных”, часто смотрим вместо мультиков:

 

 

No Comments

Sorry, the comment form is closed at this time.