«Тридцать миллионов слов» и что это значит для вас?

«Тридцать миллионов слов» и что это значит для вас?


Когда-то я читала статьи про «30 million word gap», с острой социальной начинкой и про каких-то других детей. Потом прочитала вышедшую в издательстве МИФ книгу автора огромного проекта Thirty Million Words Initiative, и поняла, что это про меня, и про моих двуязычных учеников, и про всех остальных детей мира.
Если кратко пересказать содержание книги “Тридцать миллионов слов”, достаточно будет 1 предложения: «Говорите с детьми как можно больше».

Это книга о том, как речь взрослого влияет на процесс формирования речи ребенка, а заодно определяет его дальнейшую траекторию обучения, скорость мыслительного процесса, способность восприятия новой информации, математические навыки и так далее. Качество и объем речи взрослого напрямую влияет на то, сможет ли ребенок реализовать свой потенциал.

 

Разговоры с ребенком – базовая потребность и необходимость, и ежедневная богатая речевая среда помогает мозгу ребенка развиваться. Исследования Даны Саскинд начались после того, как она увидела результаты более раннего исследования Харт и Рисли: объем речи, который слышали дети из обеспеченных семей, семей на пособии и рабочих семей. К концу трехлетнего возраста разница составляла 30 миллионов слов!

Следующая группа исследователей пыталась подкорректировать эту ситуацию с помощью программ дошкольной подготовки. Но оказалось, что работа с пятилетками качественно ситуацию не меняет: дети узнали больше новых слов, но это не сказалось на траектории обучения. Качественные изменения стали возможны тогда, когда работать начали с родителями детей до трех лет. И сейчас проект разделился на два разных направления: развивающее (раннее детское развитие) и социальное (помощь в развитии детей семьям с низким уровнем жизни).

Прошла волна «после трех уже поздно», а сейчас Дана Саскинд эту тему здорово реанимировала. Только на этот раз стоит иметь в виду, что почти под каждым ее предложением есть научная база и многолетние исследования, которые продолжаются и до сих пор дополняют и корректируют этот проект. Первые три года – критические для развития ребенка. Тревожным мамам лишний повод для стресса.
Как Дана Саскинд и ее команда предлагают разговаривать с ребенком?
Какие принципы лежат в основе их программ раннего развития?
1. Настройка на ребенка.
Когда-то я писала о замечательной книге логопеда Sally Ward. Она очень хорошо и подробно пишет о настройке, о том, как важно не перетягивать внимание на себя, а говорить о том, на что в данный момент направлено внимание ребенка.
2. Активное общение.
Разговариваем о том, что мы делаем с ребенком в данный момент. Описываем цвета, формы, запахи, вкусы, размеры, звуки,  используем пространственную лексику, проговариваем эмоции. Комментируем то, что делаем, в форме четкой последовательности действий. Активно включаем прилагательные и глаголы.
3. Развитие диалога.
Задаем открытые вопросы, не просто отвечаем на вопрос ребенка и опять молчать, а развиваем дальнейший диалог. Чем продолжительнее будет диалог, тем лучше.
У меня после «Тридцати миллионов слов» осталось много вопросов. Некоторые исследования были мне знакомы, о некоторых читала впервые. У меня остались вопросы по поводу билингвизма: автор, как и многие другие исследователи до нее, пишет о том, что билингвизм прекрасно развивает мозг, но приводит в пример сбалансированный билингвизм. А как же несбалансированный? Как влияет на мозг и формирование нейронных связей ситуация «понимает, но не говорит»? Насколько критично для мозга и дальнейших траекторий обучения выводить второй язык на хороший уровень? Я надеюсь, что впереди нас ждет еще много исследований. И подход Даны Саскинд мне понравился именно тем, что ее команда и сейчас продолжает собирать статистику, работать с учеными и родителями.
Разговаривайте с детьми, разговаривайте больше и качественнее, создавайте вокруг ребенка богатую речевую среду!

 

No Comments

Sorry, the comment form is closed at this time.