Языков много не бывает?

Языков много не бывает?


А давайте я напишу о том, о чем никто писать не хочет. Русское сообщество очень оптимистично, слишком оптимистично настроено на тему «языков много не бывает».
Я собираю информацию о трудностях элитарного билингвизма, а именно о той ситуации, когда семья не живёт долго в одной стране, и у ребенка каждые несколько лет меняются языки обучения. Ребенок переезжает с семьёй, идёт в новую местную школу, на поддержание языков родителей времени минимум, и в итоге нет какого-то ведущего языка или языков, есть много языков на слабом уровне. Получается, что в обеспеченной семье с большим выбором направлений, растет школьник, который ни на одном языке катастрофически не успевает за школьной программой, и для того, чтобы язык вышел на приличный уровень, просто не хватает времени.
Проблема 1.
Когнитивные способности связаны с развитием речи. Если ни на одном языке ребенок не может выражать мысли устно и письменно соответственно возрасту, если не может читать литературу по возрасту, то он все сильнее отстает от сверстников.
Проблема 2.
Должен быть хотя бы один сильный, ведущий язык. Как правило, самый сильный статус у языка или языков обучения – тех, на которых ребенок учится. Любое обучение построено по принципу усложнения материала, а значит учиться надо продолжительное время.
Проблема 3.
И тут появляется проблема времени! Поддерживать на высоком уровне даже три языка тяжело. Даже в дошкольном возрасте, когда «всего лишь» надо на всех трех научиться хорошо говорить, читать и писать. В схеме «каждые два-три года в новой стране и в новой школе» самая большая проблема – ограниченные ресурсы. Времени, внимания, энергии не хватает на то, чтобы развить все, что развивается, и не запустить то, что забывается. 24 часа в сутки учиться невозможно, мы каждый день делаем выбор, составляя расписание ребенка и определяя досуг.

 

Проблема 4.
Шесть языков развивают ребенка? Или тормозят развитие, отнимая время, которое можно потратить на усиление ведущих языков? И не надо приводить в пример Беллу Девяткину, она растет в русскоязычной среде и имеет ведущий язык. И она еще слишком маленькая, чтобы делать выводы.
Развивает не хаотичное запоминание слов из всех возможных языков мира, развивает системное овладение языком, а еще познание мира с помощью этого самого языка.
И здесь начинается негатив на тему того, что я не верю в потенциал детей. Но я в него верю, в том-то и дело. И очень жалко, когда он растрачивается в пустоту.
Проблема 5.
Ребенок привыкает к ситуации неуспеха. Он привыкает ничего не понимать, привыкает к статусу отстающего. Когда ребенок в своем сильном языке слышит что-то непонятное, он приложит все усилия для того, чтобы понять смысл из контекста. Если не выйдет, будет задавать вопросы. Если же ребенок привык к тому, что он ничего не понимает, никакой мотивации что-то доставать из контекста не будет, непонимание станет естественной ситуацией, и пробраться сквозь белый шум к ребенку становится очень тяжело.
А теперь про личный опыт
У меня очень мало индивидуальных учеников, обычно 1-2 ребенка в год. Как правило, я беру детей с годовым обучением и конкретной задачей. Например, через год ребенок возвращается в Россию, и нам надо в короткие сроки приблизить слабый русский к уровню носителя. А еще на индивидуальном обучении дети с вышеописанной проблемой. Родители, как правило из семей экспатов, часто переезжают из одной страны в другую и отдают ребенка в местную школу. Последний мой ученик в 12 лет читал и писал на двух самых сильных своих языках на уровне шестилетнего ребенка, а в плане речи до шести лет было еще далеко. Никакое школьное обучение не было возможно, ребенок в школе давно ничего не понимал, и в местной японской не понимал ровно так же, как и в предыдущей португальской (язык предыдущей школы взяла для примера, он не из биографии ребенка). К счастью, в семье решили остановиться и перевести ребенка в интернациональную англоязычную школу, чтобы и в дальнейшем продолжать обучение на английском. Очень тяжело расстаться с концепцией «языков много не бывает». Сокращение изучаемых языков ощущается как поражение, Белла Девяткина ведь смогла.
Как решать проблему?
1. Расставить приоритеты и выбрать ведущие языки. Столько, сколько позволяют ресурсы.
2. Развивать языки, параллельно развивая навыки и умения. Т.е. нам важно практическое применение языка, устное и письменное.
3. Довести эти ведущие языки до такого уровня, чтобы ребенок мог свободно выражать свои мысли устно и письменно, мог на этих языках учиться, получать, анализировать и запоминать новую информацию. Т.е. это должны быть языки свободного общения и обучения.
4. Придерживаться продолжительного обучения, потому что только долгосрочные стратегии помогают полноценно развиваться.
5. Добавлять языки тогда, когда есть ведущие, сильные языки, которые продолжают развиваться. И тогда, когда на эти дополнительные языки есть ресурсы.
P.S. Я ничего не нашла про эту проблему у русских авторов, есть только один абзац у Екатерины Протасовой в «Многоязычии в детском возрасте»: «Например, когда родители-дипломаты, много работающие в разных странах, возят ребенка с собой и не имеют времени на развитие его родного языка, перегружают его иностранными языками (бэбиситтер говорит на испанском, няня – на арабском, в кружке говорят на языке страны временного пребывания, в детском саду – на английском), так что в результате ребенок не овладевает ни одним средством выражения своих мыслей и не может быть принят даже в обычную школу».
Если вам встречались статьи, исследования на эту тему, буду очень рада ссылкам или именам авторов! И, конечно, рассказывайте о вашем опыте.

 

No Comments

Sorry, the comment form is closed at this time.