Зачем ребенку слово «энтомолог»?

Зачем ребенку слово «энтомолог»?


Обещанный важный пост про один очень принципиальный вопрос – про лексику,ее выбор, словарь активный и пассивный.
И заодно о том,чему меня научил год работы с учебником Е.Протасовой «У костра».
Начну с предыстории. Учебник у меня пылился давно, потому что меня, как и многих других учителей, ставила в тупик его лексическая насыщенность и резкий переход от одной темы к другой. Созвездия, минералы, полезные ископаемые, профессии, климатические зоны и прочее, и прочее. Непонятно было, справятся ли мои ученики со всем этим нагромождением тем, и если справятся, то что будут с этим богатством делать: зачем японскому школьнику аметисты, известь и язык жестов, тундра и тайга, энтомологи и названия созвездий. А потом наступили летние каникулы, я отдохнула, расслабилась и переписала программу.
Спустя пару месяцев оказалось, что все было не зря. Учебник объединяет все эти темы контекстом, тематическое изобилие не позволяет заскучать, дополнительные материалы к урокам, которых у нас очень много, помогают обойтись без зубрежки. За год мы успели сделать несколько больших проектов, опираясь на этот учебник. Сейчас к ним присоединились квесты. Параллельно усложняется лексика на остальных уроках. Мы начали по-другому работать с литературными текстами, по-другому обсуждать какие-то бытовые темы, я перестала “бояться испугать” детей сложными словами. О наших уроках можно почитать здесь.
Пассивный словарный запас и необходимость его постоянного увеличения – тема, в которой у каждого учителя есть свое мнение. За этот год несколько коллег, которым довелось побывать на уроках, убеждали меня в том, что давать детям надо только ту лексику, которую они будут использовать в повседневной жизни: зачем ребенку слово «лесник», если ему не доведется никогда повстречать настоящего лесника? Я слушала, но параллельно переписывала все наши программы, искала пути выхода из бытовой лексики даже в самых слабых группах. Нашла поддержку в лице Татьяны-сенсея, которая почему-то сразу подхватила идею и совсем не сопротивлялась. Хотя три года назад я говорила бы тоже самое и настаивала бы исключительно на хорошем активном словаре. Сейчас я рассказываю знакомым учителям о том, что “У костра” – это учебник, который очень эффективно… учит учителей.

 

Что проиходит тогда, когда мы замыкаем круг учебной лексики на активном словаре?
Для начинающих учеников. Вопреки ожиданиям, речь от этого увереннее не становится. Это то, на чем я обожглась в свое время. Мне казалось, что только добивших уверенной лексики на бытовом уровне, можно идти дальше.
Для детей с уверенным русским вторым родным. Это очень распространенная ситуация. Ребенок хорошо говорит по-русски, родители расслабляются. Но пассивный словарь требует все же дополнительных усилий по его формированию, без них язык консервируется, и в 12 лет ребенок отстает от монолингвов лет на 6.
Мои принципы формирования пассивного словаря:
1. Нам нужен контекст! Без него весь набор лексики рассыпается на отдельные, не связанные друг с другом слова. Непонятно, как их употреблять и зачем. Контекст создает сюжет, игра. Поэтому, например, так неудобно работать с «Кто придумал крокодилу…» – набор фактов есть, энциклопедической информации куча, а контекста нет.

2. На начальных уровнях мы придерживаемся пропорции 80 на 20. 80% бытовой лексики, 20% – более сложной. Это же касается и трехлетних малышей. В старших группах у меня были уроки, на которых детям знакомы всего несколько слов. К примеру, в последнем квесте про северный полюс, полярный круг, заполярье, северные народы, полярную ночь и полярный день. Дети на 2 часа погружаются в море незнакомой лексики, но сильный контекст – квест – спасает всю ситуацию, и через неделю вся эта лексика по-прежнему была на месте, без зубрежки на уроке и повторения дома.

3. Если можно расширить словарный запас , то мы его расширяем. Делаем шаг в сторону от обсуждаемой темы или темы в учебнике, перебрасываем тоненький мостик на соседние или родственные темы. Если вернуться к примеру про лесника, то я расскажу о том, кто такой лесник, а потом заодно перейду на тему экологии, Дня земли и т.д. Нам не всегда надо искать специальный повод для того, что расширить словарный запас, эти поводы – на каждом шагу.

4. Если ребенок знает общее название, можно переходить к конкретному. Этот принцип актуален с детьми любого возраста, начиная с младенческого. Если ребенок знает слово “птичка”, то мы уже можем давать конкретные названия встреченных нами птичек. И нет никакой необходимости заменять слово “пассатижи” словосочетанием “эта штучка”.

Пассивный словарный запас – это база, на которой формируется весь язык. Мы не можем говорить о «богатстве» русского языка без богатого пассива, который должен быть многократно больше актива. В нашем инпуте может быть очень многое, и что-то из этого непременно отфильтруется, но что-то останется, и это нормальный, естественный процесс освоения языка.
Давайте поговорим об этом! Насколько вы упрощаете речь, фильтруете лексику, делите на «нужную» и «ненужную»? Мне действительно интересно, и я обещаю не спорить и не отстаивать свою точку зрения во что бы то ни стало-)

No Comments

Sorry, the comment form is closed at this time.